ТАЛМУДИСТ САНЧО ПАНСА

Исторические открытия

Удивительные открытия для себя может сделать человек, воспитанный на официальной, правильной, причесанной истории, когда углубляется в дебри истории реальной. Тогда черное и белое меняются местами, причем иногда неоднократно. А чаще всего люди и события пробретают всевозможные оттенки серого. Знаменитый мореплаватель Христофор Колумб оказывается (вероятно) тайным евреем. И — что за совпадение! — еврейское происхождение обнаруживается у самого христианнейшего короля Фердинанда. Да-да, того самого, мужа королевы Изабеллы. Именно эта недоброй памяти чета командировала Колумба на поиски пути в Индию и в тот же год изгнала евреев из Испании.

Литературные открытия

Эль Лисицкий. Иллюстрация к книге «Хад Гадья» («Козочка»)

Открытия ждут нас и в литературе, У читающего в Пасхальной Агаде песенку о козленке вдруг возникает смутное чувство, что он уже где-то это слышал, в другое время, в другом месте, в другой жизни и на другом языке. И после мучительных раздумий близнец этой песенки находится в стихотворении С.Маршака «Дом, который построил Джек».

В первоначальном издании книги Л.И.Лагина «Старик Хоттабыч» заклинание джинна представляет собой не какую-то абракадабру, а текст еврейской песни на встречу субботы.

Или вот взять Робинзона Крузо. Предвижу удивление: «И он тоже?…» Не в этом дело. В школьные годы я, как и многие другие, читал русский перевод Корнея Чуковского, в котором неугомонный искатель приключений совершал свои плавания за золотом — вполне почтенная цель. Я был удивлен, когда познакомился с подлинником произведения Дефо. Оказывается, бедняга Робинзон до судьбоносного кораблекрушения был работорговцем, и именно за черными рабами носился по морям, по волнам. Притом на своем острове он предается б-гоискательству, что выражается в длинных рассуждениях на религиозную тему. В русском переводе ничего этого нет.

И ты, Санчо…

Иллюстрация Г. Доре

Я не помню, в каком издании прочел в школьные годы «Дон Кихота». Как и все прочие люди, я вполне сочувствовал хитроумному победителю ветряных мельниц и его оруженосцу. Рачительный простак, симпатяга Санчо в том издании не давал повода подозревать его в чем-либо худом. А потом я вырос и взял в библиотеке толстую книгу, решив перечитать ее еще раз. Я был удивлен, наткнувшись на такие вот его слова: «...и когда б у меня не было ничего за душой, кроме веры, а я всю свою жизнь искренне и твердо верю в Бога и во все, чему учит и во что верует святая римско-католическая церковь, и являюсь заклятым врагом евреев, то из-за одного этого сочинителям следовало бы отнестись ко мне снисходительно…» Санчо Панса — антисемит! Да кому же тогда верить!

Соломонова мудрость

Однако это не самое интересное и удивительное, что можно найти в связи с добрым католиком Санчо Пансой. Как вы, может быть, помните, некий герцог из юмористических побуждений назначил его «губернатором острова», о чем Санчо давно мечтал. В числе прочих ранее несвойственных этому крестьянину занятий на новой должности ему довелось вершить суд. Давайте-ка прочитаем вот эту обширную цитату:

Иллюстрация Г. Доре

Засим к губернатору явились два старика; одному из них трость заменяла посох, другой же, совсем без посоха, повел такую речь:
– Сеньор! Я дал взаймы этому человеку десять золотых – я хотел уважить покорнейшую его просьбу, с условием, однако ж, что он мне их возвратит по первому требованию. Время идет, а я у него долга не требую: боюсь поставить его этим в еще более затруднительное положение, нежели в каком он находился, когда у меня занимал; наконец вижу, что он и не собирается платить долг, ну и стал ему напоминать, а он мало того что не возвращает, но еще и отпирается, говорит, будто никогда я ему этих десяти эскудо взаймы не давал, а если, дескать, и был такой случай, то он мне их давным-давно возвратил. У меня нет свидетелей ни займа, ни отдачи, да и не думал он отдавать мне долг. Нельзя ли, ваша милость, привести его к присяге, и вот если он и под присягой скажет, что отдал мне деньги, то я его прощу немедленно, вот здесь, перед лицом Господа Бога.
– Что ты на это скажешь, старикан с посохом? – спросил Санчо.
Старик же ему ответил так:
– Сеньор! Я признаю, что он дал мне взаймы эту сумму, – опустите жезл, ваша милость, пониже. И коли он полагается на мою клятву, то я клянусь в том, что воистину и вправду возвратил и уплатил ему долг.
Губернатор опустил жезл, после чего старик с посохом попросил другого старика подержать посох, пока он будет приносить присягу, как будто бы посох ему очень мешал, а затем положил руку на крест губернаторского жезла и объявил, что ему, точно, ссудили десять эскудо, ныне с него взыскиваемые, но что он их передал заимодавцу из рук в руки, заимодавец же, мол, по ошибке несколько раз потом требовал с него долг. Тогда великий губернатор спросил заимодавца, что тот имеет возразить противной стороне, а заимодавец сказал, что должник, вне всякого сомнения, говорит правду, ибо он, заимодавец, почитает его за человека порядочного и за доброго христианина, что, по-видимому, он запамятовал, когда и как тот возвратил ему десять эскудо, и что больше он их у него не потребует. Должник взял свой посох и, отвесив поклон, направился к выходу; тогда Санчо, видя, что должник, как ни в чем не бывало, удаляется, а истец покорно на это смотрит, опустил голову на грудь, и, приставив указательный палец правой руки к бровям и переносице, погрузился в раздумье, но очень скоро поднял голову и велел вернуть старика с посохом, который уже успел выйти из судебной палаты. Старика привели, Санчо же, увидев его, сказал:
– Дай-ка мне, добрый человек, твой посох, он мне нужен.
– С великим удовольствием, – сказал старик, – нате, сеньор.
И он отдал ему посох. Санчо взял посох, передал его другому старику и сказал:
– Ступай с богом, тебе заплачено.
– Как так, сеньор? – спросил старик. – Разве эта палка стоит десять золотых?
– Стоит, – отвечал губернатор, – а если не стоит, значит, глупее меня никого на свете нет. Сейчас вы увидите, гожусь я управлять целым королевством или не гожусь.
И тут он велел на глазах у всех сломать и расколоть трость. Как сказано, так и сделано, и внутри оказалось десять золотых; все пришли в изумление и признали губернатора за новоявленного Соломона. К Санчо обратились с вопросом, как он догадался, что десять эскудо спрятаны в этой палке. Санчо же ответил так: видя, что старик, коему надлежало принести присягу, дал подержать посох на время присяги истцу, а поклявшись, что воистину и вправду возвратил долг, снова взял посох, он, Санчо, заподозрил, что взыскиваемый долг находится внутри трости. Отсюда, мол, следствие, что сколько бы правители сами по себе ни были бестолковы, однако вершить суд помогает им, видно, никто как Бог; притом о подобном случае он, Санчо, слыхал от своего священника, память же у него изрядная, и если б только он не имел привычки забывать как раз то, о чем ему подчас нужно бывает вспомнить, то другой такой памяти нельзя было бы сыскать на всем острове. Наконец старик устыженный и старик удовлетворенный вышли из судебной палаты, оставшиеся были изумлены, тот же, кому было поручено записывать слова, действия и движения Санчо, все еще не мог решить: признавать и почитать Санчо за дурака или же за умника.
(Мигель де Сервантес, Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский. Перевод Николая Любимова)

Ну как тут не удивиться такой сообразительности, при том что во многом другом Санчо проявлял большую наивность. Впрочем, сам он объясняет это тем, что от некоего священника слышал о таком случае. Надо полагать, что святой инквизиции было бы любопытно познакомиться поближе с Санчо, а также с этим священником, а еще лучше — с самим автором «Дон Кихота» Мигелем Сервантесом. Ведь «подобный случай» он мог почерпнуть в Талмуде у евреев, коих так не любил его превосходительство губернатор острова Баратарии.

Первоисточник

Некий человек, требовавший денег с другого, пришел к Раве и сказал должнику:
— Приди и расплатись со мной.
Сказал тот:
— Расплатился я с тобой.
Сказал ему Рава:
— Приди и поклянись ему, что расплатился.
Пошел должник, взял тростину, положил в нее монеты, пришел в суд, оперся на нее и сказал истцу:
— Подержи в руках эту трость.
Взял затем свиток Торы и поклялся, что расплатился со всем своим долгом.
Рассердился истец, сломал тростину, деньги высыпались на землю, и обнаружилось, что [должник] поклялся истинно.

(Недарим 25а, перевод Арье Ольмана, «Эйн Яаков», Институт перевода еврейских текстов)

Заметим, что амора Рава жил на рубеже четвертого и пятого веков, за одиннадцать столетий до появления «Дон Кихота».
Да, как говаривал премудрый Экклесиаст, нет ничего нового под солнцем.

Дмитрий Резник

Январь 2019, Чешир, Коннектикут

Поделиться:

ТАЛМУДИСТ САНЧО ПАНСА: 14 комментариев

  1. Спасибо,Дима. Очень интересная статья.
    А Робинзона Крузо у тебя нет ссылки почитать на русском без искажений,я слышал ,что есть какое то издание царских времен?

  2. Дмитрий, Вы имеете удивительный дар подмечать и занимательно излагать.
    Пожалуйста, продолжайте писать для нас, неблагодарных читателей

  3. Дима, шалом! Статья получилась интересной, легко читаемой и с тонким юмором. Очень авторская, т.е. читая, видишь автора и слышишь знакомые интонации Вашего голоса. Спасибо. И ещё Сервантес своего Дон Кихота писал таки в тюрьме

    1. Спасибо огромное за Ваш комментарий! 🙂
      Да, хорошо, что напомнили. Таки загремел Сервантес… Я о его злоключениях прочитал еще у Зощенко:

      Автор «Дон Кихота» Сервантес попал в плен к морским разбойникам. Был продан в невольники в Алжир. Там ему отрубили левую руку. Выкупили родственники. Последние годы жизни был сборщиком податей. Ходил по деревням. Умер в нищете в 1616 году.

  4. Спасибо Дмитрий за эти исторические справки, очень интересно. Учитывая происхождение испанского короля, возможно, предположить ,что Ашем наказывает народ

    1. Спасибо за комментарий. Не знаю, можно ли делать какие-то выводы из еврейского происхождения Фердинанда. Кстати, раз уж зашел разговор, помещу прямо здесь информацию из энциклопедии на этот счет:

      — Ф. V Католик, король Испании; род. в 1452 г., ум. в 1516 г., сын Иоанна II Арагонского и его второй жены Иоанны Энрикез, дочери кастильского адмирала Фридриха Энрикез, внучки прекрасной еврейки Паломы из Толедо. Еще будучи наследником, Ф. находился в дружеских отношениях с некоторыми маранами. Евреи и мараны содействовали в значительной степени заключению брака между Ф. и И. Среди ближайших советников и должностных лиц Ф. находилось немало маранов. Сантангели часто доставляли королю средства, когда король находился в денежных затруднениях.
      (http://www.jewage.org/wiki/ru/Profile:P0519999449)

  5. И познавательно, и увлекательно, и получаешь эстетическое удовольствие!) Спасибо!! Отмечу отдельно очень интересный открывок, когда Санчо говорит о вере, католицизме и евреях…

Ответить:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *