ПРОКЛЯТИЕ ФАРАОНОВ

18 Я свидетельствую всякому слышащему слова пророчества книги этой: если кто приложит к ним, наложит Б-г на него язвы, написанные в книге этой. 
19 И, если кто отнимет от слов книги пророчества этого, отнимет от него Б-г участие в древе жизни и в городе святом, и в том, что написано в книге этой.
(Откровение Иоанна 22, перевод еп. Кассиана)

150px-Tutanchamun_MaskeКогда читаешь эти грозные строки, вспоминаются страсти, связанные с якобы имевшим место проклятием фараонов, и в частности со вскрытием гробницы Тутанхамона. Смерть многих уже пожилых участников раскопок вскоре после находки породила пресловутую легенду. Однако в реальности подобного проклятия не существовало в природе. Зато существовали другие, весьма похожие на угрозы автора Откровения.

Моултон и Миллиган цитируют Рэмси:

В «The Cities and Bishoprics of Phrygia», ii, стр. 633, № 364 Сэр У.М.Рэмси публикует потрясающую эпитафию 243-244 н.э. из Ушака во Фригии, в которой появляется следующее проклятие: «на всяком, кто откроет эту гробницу, будут проклятия, сколько их написано в (книге), на его зрении, и на всем его теле, и на его детях, и на его жизни». В проклятиях, приведенных здесь, и в подобных эпитафиях, найденных во многих городах, разбросанных по центральной Фригии, Рэмси находит отчетливые следы «еврейского влияния», ср. особенно Втор. 27-29…

(Moulton and Milligan, The vocabulary of the Greek Testament illustrated from the papyri and other non-literary sources, стр. 331)

Естественно, что тому же «еврейскому влиянию» был подвержен автор книги Откровения, типичного еврейского апокалипсиса. Не случайно фразеология нашего отрывка и фригийской эпитафии столь сходна.

В чем же причина того, что автор грозит карами нарушителям целостности именно его книги? Рискну предположить: потому, что это была именно его книга. И проклятие было древним эквивалентом знака © – авторского права. Автор не хотел, чтобы содержание его книги, которое он, естественно, считал весьма важным, кто-либо изменил. Отсюда и предупреждение.

Между прочим, такая защита авторского права существовала задолго до появления книги Откровения. Лайонел Кассон (Университет Нью Йорка) цитирует текст с глиняной таблички из библиотеки Ашшурбанипала:

Глиняная табличка Ашшурбанипала, Царя Мира, Царя Ассирии, который уповает на Ашшура и Нинлиль. Твое господство не знает равных, Ашшур, Царь богов! Всякого, кто удалит (табличку), впишет свое имя взамен моего имени, пусть Ашшур и Нинлиль, разгневанные и страшные, уничтожат, сотрут его имя, его семя в стране.

(Lionel Casson, Libraries in the Ancient World)

Лейла Аврин из Еврейского Университета в Иерусалиме пишет по поводу колофонов – текстов на последней странице рукописной книги, сообщающей данные об авторе, времени и месте создания произведения:

Другим аспектом месопотамского колофона было благословение на читателя, который сохранит текст, и проклятие на того, кто попытается изменить его, сжечь его, растворить его в воде, потеряет его, одолжит его или позволит кому-либо украсть его. Нововавилонские книги содержали проклятия. Проклятие оставалось обычаем в колофонах древнееврейских и арабских книг до средних веков, и эта практика была продолжена в европейских рукописях.

(Leila Avrin, Scribes, Scripts and Books)

Таким образом, едва ли нужно видеть в предупреждении автора Откровения нечто мистическое. Между прочим, курьезным фактом является то, что под «проклятие» должен был бы попасть сам создатель первого печатного издания Нового Завета. Вот что пишет на этот счет известный библеист и текстолог Брюс Мецгер:

Что касается Книги Откровения, то Эразм располагал лишь одной рукописью XII в., взятой им на время у своего друга Рейхлина (Reuchlin), в состав которой она входила. К несчастью, последний лист рукописи, который содержал заключительные шесть стихов Откровения, был утерян. Эти стихи, равно как и некоторые другие места Апокалипсиса, где греческий текст настолько смешивался с комментариями, что был практически неразличим, Эразм сам перевел на греческий язык с латинской Вульгаты. В результате такой подготовки книги в издании Эразма можно было встретить чтения, которые не содержала ни одна из известных греческих рукописей, но которые и по сей день продолжают печатать в так называемом Общепринятом тексте (Textus Receptus) Греческого Нового Завета.

(Брюс Мецгер, Текстология Нового Завета, перевод Д.А.Браткина)

И пресловутое проклятие вошло как раз в эти шесть стихов, которые Эразму пришлось перевести самому. А на Textus Receptus основан в том числе и русский Синодальный перевод.

Дмитрий Резник

Январь 2014, Чешир, Коннектикут

Поделиться:

Ответить:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *